All original work © 2009 - 2017 Alexey Provolotsky

13 August 2010

КАК Я УБИЛ СВОЮ ЖЕНУ


Я сидел в переполненном кафе за столиком у окна и осторожно обводил взглядом посетителей. Я ждал сигнала: резкого поворота головы в мою сторону, «случайно» разбитой бутылки или какого-нибудь нелепого выкрика. После получаса бездарного времени я был готов броситься на грудь довольно пожилому уборщику, попросившему меня немного отодвинуть стул. Наконец, в тот момент, когда я совсем уже отчаялся увидеть или услышать какой-нибудь условный знак, я заметил, как человек, сидевший за одним из центральных столиков, бросил отрывистый, прокуренный взгляд в мою сторону и чуть заметно кивнул. Не было никаких сомнений в том, что кивок этот был предназначен именно мне. 
Таким образом, я узнал, что Сергей уже совсем скоро прибудет в гостиницу. За этим должен был последовать вздох облегчения, но в следующий же момент какой-то высоченный мужчина с огромным лбом, которого я до сих пор здесь не замечал, совершенно неожиданно подошел ко мне из-за спины, дернул меня за плечо и сказал:
- Сергея нужно обязательно остановить. Если он доберется до гостиницы…
- Что значит если! – нервно, затронув по пути какую-то особенно высокую ноту, воскликнул я.
- Ради бога, не перебивайте… Вы просто не представляете, что там произойдет. Так что немедленно поднимайтесь и спешите к нему.
- Да кто вы такой!?
- Кто я? Господи, что за вопрос… Человек, самый обычный человек… разве вы не видите?..
- Что вам известно о Сергее? – Я судорожно сглотнул. – Да  и о каком Сергее вы говорите?.. Кто… кто такой этот Сергей? Этот ваш Сергей?
- Давайте-ка потише, ладно? Не перебивайте и не кричите. У меня раскалывается голова. Думаете, вы здесь один?.. Так вот, Сергей… - Затем мужчина мнительно посмотрел по сторонам, после чего присел за столик рядом со мной, уткнул свой нос в мое ухо, буквально окатив то резким и горячим дыханием, и прошептал: - Не будем терять время; мы оба прекрасно понимаем, о каком Сергее идет речь. Есть только один Сергей…
Признаюсь: эти слова придали мне уверенности. Я начинал верить этому огромному и такому осторожному человеку. Но одно важное обстоятельство:
- Пароль? – в лоб спросил я.
- Пароль?.. – резко отпрянув назад, переспросил мужчина и на какое-то мгновение мне показалось, что он немного растерялся. – Нет никакого пароля.
- Правильно! – радостно закричал я. – Правильно! Пароля на самом деле нет! То есть вам все известно…
- Так вы успокоитесь? Сейчас на нас начнут оглядываться, тогда что? Поймите наконец, все это совсем не игра! Совершенно очевидно, что вы еще очень молоды и неопытны. В нашем деле… Сергея нужно немедленно остановить, а мы с вами так запросто теряем время. Черт возьми.
- Скажите, а как вы сюда вошли? Я смотрел на дверь, но вас не видел.
- Вы в своем уме?
- А что ему грозит?
- Иметь дело с такими…
- Что мне нужно делать?
- Наконец-то! Сергея нужно обязательно остановить. И это должны сделать вы. Именно вы.
- Остановить?
- Вы разберетесь.
Я растерялся:
- Да, но как? Сергей – это… Что вы, я здесь такая незначительная фигура… Вся эта организация… Сказать откровенно, я действительно почти ничего не знаю об этом Сергее. Как вы сказали: молод, неопытен… Не знаю я, что за человек этот Сергей. И, главное, что он должен сделать в этой чертовой гостинице?
- Вы знаете гостиницу? – спросил он.
- Гостиницу? – Я задумался. – Что ж… Да, кажется, знаю. Но что это меняет? Разве это что-то меняет?
- Так знаете? Тогда все в порядке. - Он поднялся и начал уходить, сказав напоследок: - И не забывайте о времени. Я имею в виду, его почти нет. – После этих слов этот высоченный мужчина с огромным лбом прошел в глубь кафе и затерялся среди столиков, запахов и голосов, пьяных и не очень. «Так надо, - шептал я про себя, - так надо».
Предварительно скрыв шляпой значительную часть лица и в беспокойстве поправляя на ходу «сбившийся» галстук, я устремился к выходу. «Ну конечно же: он вышел из туалета. Конечно!»
Лишь выйдя на шумную вечернюю улицу, я понял, что забыл заплатить за свой кофе. Но я продолжал идти, помня про время. Я заказал четыре чашки. И ведь меня никто не остановил, вероятно, помня про время. Сложная, черт возьми, такая сложная организация, так много людей. Там, получается, и хозяин кафе, там, возможно, и старик-уборщик. Ответственность на мне лежала немалая, и я побежал.

Сергей…
Все мои мысли вертелись вокруг этого значительного, но в то же время в чем-то очень мифического персонажа. Он наверняка был красив, хорошо сложен, со светлыми вьющимися волосами, которые наверняка развевались на ветру, преследовавшем его на пути в гостиницу. Я на несколько секунд остановился, чтобы изучить свое отражение в небольшой дрожащей луже на тротуаре. Отчего же она дрожит? Я поднял голову вверх, так, что шляпа чуть не сорвалась с головы и не упала на асфальт, и почувствовал, как быстро дождевые капли смачивали мое лицо. Итак, дождь. Едва ли он помешает мне выполнить мое задание. Я должен во что бы то ни стало спасти этого высокого белокурого Сергея. Насколько я понял, он был ключевым звеном во всем этом деле. Где и я, между прочим, играл совсем не последнюю роль. Похоже, что-то там у них пошло не так, о чем Сергею известно не было. Получалось, единственным выходом было бежать к этому человеку, чтобы предупредить его об опасности. Предупредить или остановить – точно я не знал. «Разберетесь», - так мне сказали в кафе. 

Я продолжал стучать в стекло такси, но безрезультатно. Других машин рядом не было, потому нужно было непременно воспользоваться этой. Наконец явно заспанный таксист (совершенно очевидно, что они не могли расставить своих людей всюду) немного спустил свою затемненную ширму, довольно рассеянно посмотрел на меня, после чего приоткрыл дверцу такси.
- В гостиницу? – полушепотом спросил он.
Немного удивленный, я стал называть адрес, название гостиницы, но таксист резко прервал меня:
- Я знаю. Я знаю. Садитесь, ради бога, времени слишком мало. – Я обрадовался этим словам: в них звучала поддержка. Значит, я все делаю правильно, значит, я не один. Я даже про себя рассмеялся над своими недавними сомнениями: нет, нет, они всюду. У меня, совсем еще зеленого, такое обстоятельство могло вызывать лишь удовлетворение.
После некоторых колебаний, я сел на переднее сиденье справа от таксиста, и мы поехали. Но колебания оставались:
- Послушайте, - в волнении спросил я. – Может, мне было бы безопаснее сидеть на заднем сиденье?   
- Вы в своем уме? – я вновь услышал этот вопрос. – Сергей совсем скоро может быть в гостинице. Его надо непременно остановить, а вы выясняете, на каком сиденье…
Такси неслось с такой скоростью, что я потерял счет красным светофорам, которых мы пропускали на своем пути. По мере приближения к гостинице, волнение во мне постепенно нарастало. Такое безумное количество людей, а вся ответственность лежала на мне. Именно на мне, - так сказал и тот мужчина в кафе. Подумав о нашем недавнем разговоре с этим мужчиной, я вдруг обратил внимание на один факт, который все это время почему-то игнорировал…
- Послушайте, - как можно естественнее я обратился к таксисту. – В кафе ко мне подошел один мужчина…
- Я знаю, - сказал он.
- Да, да, разумеется. Вы знаете. И он сказал мне то же, что сказали мне вы. Но за несколько мгновений до этого был условный сигнал от одного из посетителей кафе. Нашего человека, я полагаю.
- И что?
- Просто немного странно: зачем этот кивок, если план поменялся, если Сергея теперь нужно остановить.
- О ком вы говорите? Какой кивок? Никакого кивка не планировалось. Вероятно, вам просто показалось…
- Да? – Значит, тот кивок ничего не значил, и мне просто показалось. В этот момент во мне появилась сильнейшая тревога, и не за то, что могло произойти с Сергеем, а за то, что могло произойти со мной.

На следующем повороте таксист остановил машину, и сквозь дождевую  пленку на стекле я увидел, что мы были рядом с моим домом. Вот это было действительно неожиданно… Испытывая острое чувство тревоги, я изо всех сил вжался в согретое мною сиденье. Довольно долгое время мы оба хранили молчание, которое, к моему страшному неудовольствию, было однажды нарушено. Причем, конечно, не мной.
- Подойдите к почтовому ящику, - тихо проговорил таксист, - вскройте его и принесите то, что там лежит.
Не произнося ни слова, я медленно вышел из такси и сквозь плотный, плашмя падающий дождь, направился к своему почтовому ящику. Заглянув в него, я, конечно, вскрикнул от изумления и недоверчиво посмотрел в сторону ожидавшей меня машины. Но делать было нечего, и я обреченно достал из ящика револьвер, как можно более незаметно опустил его в карман пальто и вернулся в такси. Как только я опустился на отвратительно липкое от сырости сиденье, мы поехали. Я был как безумный.
Мы были совсем рядом.

Вскоре впереди уже были видны огни гостиницы, куда прибывал Сергей. Возможно, уже прибыл…
- На всякий случай, - остановив машину, произнес таксист и покосился взглядом в сторону моего левого кармана. Того, где лежал револьвер. – И поспешите, черт вас возьми…
По-прежнему не говоря ни слова, я вышел из такси и направился по направлению к гостинице. Черт возьми, ну и вид у меня был: волосы, пальто, ботинки, наверняка и выражение лица… Нужно полностью сосредоточиться, - говорил я себе, - поскольку если я провалю это дело, мне этого никто не простит. Ни я сам себе этого не прощу. Почти уже не оглядываясь по сторонам, я вошел в теплую дверь гостиницы, в которой медленно, в ярком фойе которой размеренно сновали служащие и посетители. «Остановить Сергея, остановить Сергея», - я успел уже несколько раз повторить это про себя, когда вдруг услышал голос одного из служащих:
- Комната 312, - негромко произнес он.
- Да, я знаю, - почти уже без всякого удивления сказал я, стараясь произносить слова как можно тише. – Но что Сергей? Он уже там? Неужели я опоздал?
- Комната 312, - повторил он. – Третий этаж.
Я решил подняться по лестнице, чтобы лишний раз обдумать все это дело, а также свою роль в нем. Столько людей, столько агентов…
Идя по коридору третьего этажа, я снял с головы шляпу, взял ее в правую руку, после чего вдруг почувствовал резкое желание, даже необходимость зайти в туалет. Черт возьми, только не это…

Я склонился над унитазом, и меня рвало, рвало страшно, рвало без конца. Затем я подошел к умывальнику, где принялся полоскать рот водой. Мне отчего-то казалось, что изо рта теперь исходил какой-то неприятный запах. Возможно, я не ошибался. Умывшись, я поднял лицо вверх, и то уперлось в зеркало, висевшее над умывальником. Отражение, увиденное мною здесь, разительно отличалось от того, что я видел некоторое время назад на улице, в луже. Но теперь это не могло меня остановить. Я повернулся влево и увидел мальчика, тщательно мывшего руки. Почувствовав на себе взгляд, мальчик повернул голову вправо и чуть заметно кивнул в мою сторону. Я вдруг подумал: наверное, в знак приветствия… Приветствия, о Господи!..  (Я вспомнил кафе.) Но даже это не могло меня теперь остановить. Слишком поздно.

Я гулко открыл дверь комнаты 312 и заглянул внутрь. На кровати лежала женщина и читала журнал.
- Сергей? – поглядев на меня, произнесла она.
И я выстрелил.
Так я убил свою жену.
  

март, 2008
      

No comments:

Post a Comment