All original work © 2009 - 2017 Alexey Provolotsky

1 August 2016

НОГИ ИСПАНСКОЙ ЖЕНЩИНЫ



Ноги испанской женщины покрыты ссадинами. На них синяки и ушибы. В них все те дни, что были проведены на солнце. В ногах испанской женщины нет ни капли стыда.

Их вряд ли можно назвать худыми. В них нет того нервного трепета, которого так много бывает в девушках, что слишком часто думают о том, что случится, и чего никогда не произойдет. Они вызывают страсть, ноги испанской женщины, но в этой страсти нет нервозности или бессонных ночей. Это открытая страсть. Страсть, бьющая наотмашь.

Эта страсть открыта прежде всего короткими шортами, разнообразие которых понемногу сводит с ума. Но даже если ты видишь каждую царапину и каждый укус комара, ты все равно не сможешь оторваться. Ведь даже в самых своих бесстыжих проявлениях – они дают спокойствие и уверенность. В их присутствии нет ревности и нет болезненной тоски. Есть только желание быть рядом.

В ногах испанской женщины нет никакой тайны. Они говорят "да", и ты тоже говоришь "да". Или, может быть, ты не говоришь "да", но тогда ты последний идиот.

Как у любого испанского города, у ног испанской женщины сложная история: безумие, боль и приступы счастья. И теперь они сверкают на солнце жаркой июльской Консуэгры или в дождливом августе Валенсии. Каждая ссадина – это целая история, которую ты снова и снова рисуешь в своем воображении.

Например, в них история о том, как велосипед случайно наткнулся на камень. О том, как младший брат налетел сзади и толкнул в реку. О том, как много комаров бывает в июне на летней террасе. О том, как неаккуратны водители такси в испанской провинции.

Они не вздумают ходить летом на каблуках или на шпильках, и будут со смехом смотреть на беспомощных итальянок и француженок, которые не могут устоять на крутых улицах Толедо. А если вздумают, то лишь изредка. Например, вечером в пятницу на площади Сан Агустин.       

Миллионы впадин, трещин и прочих неровностей. Ноги испанской женщины далеки от идеальных. Но они покажут тебе, как ничтожно все то, что ты привык считать идеалом.

"Ты закончил?", спросила она по-испански.

"Да", сказал я. "Хочешь прочесть?"

Она кивнула, и я протянул ей листок бумаги с коротким английским скетчем под названием "Ноги испанской женщины". Она сидела передо мной. В поезде, в коротких джинсовых шортах.

От ее взгляда невозможно было оторваться. Она читала внимательно, боясь упустить слово или ход моей мысли. Уверенный взгляд сменялся улыбкой, смущением, удивлением. Закончив читать, она протянула мне листок и пожала плечами.

"Прости, но я не поняла ни слова", сказала она, все так же по-испански. 

Я махнул рукой. Я улыбнулся. Было немного обидно, но, в конце концов, она ведь все еще сидела передо мной. Спать совершенно не хотелось. Андалусия едва закончилась, и поезд направлялся в Мадрид.